Мозаичный дамаск

http://www.arhangelskie.com/kartinki/93.jpg Леонид (г. Королев, Россия)

Вспоминая события оружейно-клиночной жизни последних лет,  я вдруг осознал, что  «это» свершилось! — как-то  плавно и незаметно дамасская сталь стала обыденностью и рядовым фактом нашей жизни. Витрины на выставках завалены ножами с разнообразными узорчатыми клинками, а цены на них у любителей со стажем вызывают что-то вроде нервной усмешки — мол, скоро дамаск будет дешевле нержавейки! Действительно, слоеного  ремесленного металла уже просто много, но даже и литой булат, еще недавно экзотический, не вызывает прежнего священного трепета. В общем, у нас уже можно смело, как свою и свежую,  публиковать некогда поразившую меня фразу из штатовского журнала профессионалов-ножеделов  «Блейд» за 86 год — «…дамаск в обычном исполнении стал рутиной, а интерес к вутцу упал.» В те времена у нас не то что вутца (секрет его был потерян и это знали все), а и немудреной  слоенки из рессор и напильников не было! А сейчас – будьте любезны! – чего хочешь, даже нержавеющий дамаск проблескивает.

Появился у нас и редкий,  я бы  даже сказал, элитарный вид узорчатого металла – мозаичный дамаск.  Тот самый, который не «в обычном исполнении»… Во всей России «мозаичным дамаском» с разными усилиями и успехом занимаются менее десяти человек, еще недавно и «за бугром» таких умельцев было не так уж и много – во Франции и Германии пяток и в Америке десяток. Ну, есть еще в Швеции и в ЮАР. Можно отметить, что в этом смысле мы с ними работали на равных — и у нас и у них один мозаичных дел кузнец приходился примерно на двадцать — тридцать миллионов (!) человек населения. Сейчас там положение довольно сильно изменилось, вызрело и подтянулось к именитым зубрам-первопроходцам целое поколение клиночников, для которых мозаичный дамаск стал повседневной реальностью. В меньшей степени, но это произошло и у нас.

Так что же это за экзотика такая, этот самый мозаичный дамаск? При ближайшем рассмотрении оказывается, что в технологической основе своей все довольно просто и понятно. Всем уже, в общем-то, известно, что дамасскую сталь изготавливают методом многократной кузнечной сварки пластин,  отличающихся друг от друга своим химическим составом и, следовательно, цветом после травления. «Мозаику» также изготавливают методом кузнечной сварки разноцветных сталей – и методом довольно древним. В старину при изготовлении высококачественного дамаска иногда сваривали не стопку плоских пластин, а пучок тонких прутков или проволок. В результате получали узорчатый металл, состоящий не из пластинок-слоев, а из прутков-волокон.

Такой крупноволокнистый  металл и послужил основой для «мозаичного» дамаска. Для его получения потребовалось лишь расположить разнородные прутки в пакете не как попало, а в строго заданном порядке – так, чтобы после кузнечной сварки на поперечном срезе образовалась своего рода стальная мозаичная картинка. Для составления этой мозаики могли использоваться не только проволочки и узкие пластины, но и специально изготовленные прутки весьма сложного поперечного сечения. В зависимости от конкретного порядка расположения этих разнородных элементов узор поперечного среза сваренного узорчатого блока мог быть сколь угодно сложным.

Наиболее простой в изготовлении узор образуется при наборе блока из прутков и пластин прямоугольного поперечного сечения. Наглядными примерами служат узоры типа «шахматная доска» и «крестовой».  Того же уровня сложности «сетчатая» мозаика, получаемая сваркой брикета множества стальных прутков квадратного поперечного сечения с проложенными между ними тонкими пластинками контрастного металла.

Более трудоемко изготовление блока с орнаментом в виде букв, многолучевых звезд и им подобных элементов. Например, восточные ружейные мастера любили узор в виде среза лимона или рулета, а их европейские коллеги даже ухитрялись проявлять на стволах из «шрифтового» дамаска неплохо читаемые надписи. Исходные блоки с такими узорами можно было сварить в монолит, лишь используя специальные оправки и подкладки, иначе пучок разнородных волокон расползался при проковке.

Еще более сложной техникой, применяемой современными мастерами, является сварка блоков мозаики с реалистичными фигурами людей, животных и т.п. Для составления исходного пакета применяются бруски стали, в которых электроэррозионным способом сделаны сквозные фигурные вырезы. В эти бруски, служащие  матрицами, вставлены точно соответствующие вырезам фигурки-вкладыши из другого, контрастного металла.

По другому варианту, получившему в последние годы очень широкое распространение, в качестве матрицы-наполнителя используется мелкий металлический порошок железа, стали или никеля, засыпанный в тонкостенный контейнер. В этот контейнер помещают прутки сложного сечения с зачищенной поверхностью или согнутые из лент и пластин фигуры  любой конфигурации. Например, в виде бутонов цветов, фигур людей или животных. Элементы-вкладыши могут также изготавливаться  методом электроэррозионной резки тонкой проволокой. Засыпав эти композиции порошком и загерметизировав контейнер, его нагревают до сварочной температуры и аккуратно проковывают с 4-х сторон.

Проковывают действительно аккуратно и тщательно. Иногда даже невероятно аккуратно… Первопроходец современных способов изготовления мозаичного дамаска Стивен Шварцер в 1993 году отковал мозаичный пакет для своего ножа «Мечта охотника» — и ковал его шесть месяцев с перерывами. За это время он «всего лишь» расковал брусок поперечником 130 миллиметров со вставленной в него многоэлементной фигуркой охотника так, что его «рост» уменьшился с 40 миллиметров до 12 и его стало возможным вварить в клинок ножа. Нюанс в том, что у фигуры охотника  можно рассмотреть даже каблуки на сапогах и, что самое примечательное, после всех деформаций при сварке и проковке ствол у ружья остался прямым. Если бы даже такой сложный блок ковался так, чтобы в итоге получилась не более чем узнаваемая фигура, то  ковка всего клинка (без учета подготовки исходного пакета) заняла бы пару дней, а то и менее. В этом же случае работа мастера в смысле аккуратности может служить  своего рода шлагбаумом в технике мозаичного дамаска – все, тупик,  дальше по этому пути идти некуда.

Думаю, что и не надо. Использование современных порошковых технологий при изготовлении мозаичного дамаска делает эту работу для более-менее опытного кузнеца несколько похожей на детскую забаву. Можно лишь состязаться в вычурности задуманного узора и степени приближения старательности и трудоемкости к вершинам технологии «каменная задница». Исключение – редкие, немногие мастера, которые применяют оригинальные методы, для разработки и использования которых требуется не только старательность ремесленника, но и изрядное  напряжение ума мастера. Никто не отменял и понятия художественного вкуса, без которого создание клинка с гармоничным узором затруднительно и даже маловероятно.

Однако, о клинках… После аккуратной сварки и проковки исходного сложноузорчатого блока дело оставалось «за малым» – отковать из этого дамаска клинок. Резко неоднородная, крупноузорчатая мозаика сама по себе не  обладает хорошими режущими свойствами, поэтому для придания ножу приличной утилитарности его тем или иным способом снабжают твердым лезвием из многослойного дамаска, а для прочности иногда наваривают и вязкий обух. Впрочем, надо непременно отметить, что иноземные мастера очень часто откровенно и с размаху плюют на приличия, отковывая такие клинки, которыми не то что карандаш, а даже и спичку лучше не затачивать. Но, в общем-то, на Западе особой утилитарности от мозаичных клинков и не требуется – был бы узор покрасивей и посложней, а имя мастера поизвестней…

Для того, чтобы «показать товар лицом», этот замысловатый узор мозаики нужно каким-либо образом проявить на боковых поверхностях клинка. Мастера применяют три основных способа проявления узора мозаичного дамаска, получая в итоге крученую, развернутую и торцевую мозаику.

«Крученая» мозаика фактически является разновидностью т.н. «турецкого» дамаска. «Крученой» мозаикой дамаск назвали потому, что его получают путем скручивания тонких сложноузорчатых прутков, которые для сварки складываются в узкую  высокую стопку. Как правило, в клинке мозаичная основа состоит из 3-5 сваренных воедино туго закрученных прутков. Для придания клинку большей устойчивости при изгибе эти прутки часто закручивают в разные стороны – по часовой стрелке и против. После шлифовки на поверхности клинка проявляются повторяющиеся с шагом закрутки фигуры (одна фигура на оборот), заложенные в первичный блок. Чем глубже сошлифовываются плоскости клинка, тем полнее и четче вскрывается узор.

«Развернутая» мозаика основывается на этом же принципе «вскрытия». На заготовке клинка с двух сторон,  со смещением на полшага, делают несколько глубоких (примерно на половину толщины) V-образных надрезов, а затем растягивают ее в горячем состоянии как гармошку, словно разворачивая топографическую карту или бумажный веер с орнаментом. Надрезы делают угловыми, чтобы облегчить разворачивание заготовки и чтобы она не порвалась вдоль волокон. Четкость и степень проявленности первичного узора зависит от глубины и шага нарезов, а также от последующей деформации.

В «торцовой» мозаике узор искажается в наименьшей степени. Для изготовления клинка с торца (отсюда и название) готового узорчатого блока поперек волокон срезают узорчатые пластинки, к которым затем или приваривают лезвие и обух, или наваривают их с двух сторон на пластину из лезвийного металла. Хотя опять же  можно повторить, что многие мастера сейчас просто вырезают из пластины торцовой мозаики заготовку клинка, не утруждая себя попытками придать хоть какую-то утилитарность клинку даже из крайне непрочной торцовой мозаике, в которой ослабленные  тонкие сварочные швы расположены поперек полосы.

Итак, технология изготовления мозаичного дамаска, в общем, понятна. Если говорить «не в общем», то можно привести и примечательные приемы работы мастеров. Так, когда-то своей «развернутой» мозаикой из нержавеющих металлов меня удивил Девин Томас. Его дамаск состоял из множества квадратных проволочек нержавеющей стали 440С, пересыпанных между собой порошком никеля, который, ясное дело, тоже не ржавеет. Узор  такого классического «развернутого» дамаска, сетчатый в своей основе, весьма похож на топографическую карту. Примечательно, что этот производительный американский кузнец запасся на редкость хорошим набором оборудования, поскольку, как он сам говорит в чисто американском стиле, оборудование экономит время, время — это деньги, а денег всегда не хватает. Не знаю, чего не хватало американскому профессору на пенсии Хенку Кникмейеру, когда он решил заняться «торцевой» мозаикой, но он добился того, что его клинки долгое время служили эталоном, своего рода классикой «торцовой» мозаики. Насколько я знаю, он одним из первых стал регулярно изготавливать клинки с  узором, более сложным, чем простой набор квадратиков и пластинок. Похвально, что свои клинки он практически в обязательном порядке снабжал и твердым лезвием, и упругим обухом.

По технологической сложности узоров его в те времена превзошел лишь крайне честолюбивый и аккуратный Стивен Шварцер, который помимо «Мечты охотника» в том же 93-м году сварил клинок с узором в виде собственной размашистой подписи, которую нужно было рассматривать в микроскоп. Даже после расковки пакета подпись была весьма четкой и читаемой.

Национальный герой Франции Пьер Риверди не стал ни с кем состязаться в аккуратности.  Для изготовления сложных элементов мозаики он, подобно Шварцеру, купил дорогой станок электроэррозионной резки  и научился самостоятельно составлять для него программу. А вот дальше мастер  пошел своим путем, изготавливая дамаск, который он сам назвал «поэтическим». Например, в конце 90-х годов он изготовил большой клинок из «крученой» мозаики, по которому «бежало» множество мелких фигурок, в которых можно было узнать единорогов. Впрочем, если отвлечься от подразумеваемых автором всякого рода «образов» и «идей», то чисто с технологической точки зрения в «поэтическом дамаске», по меркам сегодняшнего дня, нет ничего особо заковыристого.

Однако кузнец он не просто умелый, а талантливый. Например,  блеснув техникой кузнечной сварки, он отковал уникальный складной нож «Пэр де Ноэль» (Дед Мороз по-нашему). Увидев его фотографию, я по привычке начал дробить узор клинка на составные части, чтобы понять, как он сделан, но преуспел далеко не сразу. Легко было понять, как изготовлены отдельные элементы, но как из них сварен сам клинок – это была загадка, не укладывающаяся в обычную схему мозаики — крученая, торцовая, развернутая. Для меня ключом послужило то, что каждый четвертый олень в «крученой» (на первый взгляд) мозаике бежит в другую сторону! Зацепившись за эту деталь и вспомнив приемы изготовления дамасских ружейных стволов, мне удалось пошагово расшифровать технологию. Если сказать вкратце и упрощенно, то Риверди намотал узорчатые прутки сами на себя, как бечевку в бобине, а затем проварил этот клубок в монолит и вырезал из его середины заготовку клинка.

Это называется – свобода. Свобода в том смысле, что при достижении  определенного уровня мастер уже не связан технологическими схемами (крученая мозаика или еще какая), важен лишь задуманный узор. Фактически, опытный мастер может воплотить едва ли не любой мыслимый узор, сколь сложным он бы ни был.  Ограничения, пожалуй, лишь в психофизических особенностях личности человека, в его склонностях и способностях к сосредоточенной аккуратности или вдохновленной поэтике.

Ну, надо сказать кое-что и в коммерческом (или, если угодно, искусствоведческом) плане, потому что  сегодня мозаичные клинки являются преметом коллекционирования наравне с картинами. Я уже как-то писал, что по японским понятиям сокровище должно обладать тремя непременными свойствами – редкостью, чистотой (в духовном смысле) и высокой стоимостью. Насчет духовной чистоты – это сильно вряд ли, от святости мы далеки, но стоимость  присутствует, причем иногда очень немалая. Например, известная фирма «Холанд-и-Холанд» продала одну из работ Пьера Риверди за 180 тысяч швейцарских франков  — это примерно 100 тысяч долларов. Мне рассказывали, что нож «Пэр де Ноэль» не раз перепродавался и очередной владелец «сдал» его через аукцион «Кристи». Говорят, только комиссионные фирмы составили 80 тысяч долларов! Современное сокровище в виде куска узорчатого железа…

Думается мне, что ценность  самого существования  мозаики  пока состоит в том, что она редкая, что ее мало. Мало, несмотря на упорный труд талантливых мастеров – хотя бы потому, что и мастера эти наперечет (вспомним, что один именитый мастер приходится на несколько десятков миллионов человек). Конечно, время идет, технологическая информация доступна практически повсеместно и отковать мозаичный клинок теперь может и не сильно выдающийся кузнец. Уровень сложности, конечно, разный, но в общем и целом мозаичные клинки из разряда элитарного искусства постепенно переходят в доступное ремесло. Ремесло – это когда знают «как», но не понимают «зачем».

Тема об этом «зачем», о грани между ремеслом и искусством, непомерно широка, да и глубока.  Оставлю ее открытой… Скажу лишь, что во всех сугробах Земли исследователи так и не встретили двух полностью одинаковых снежинок, хотя сфотографировали миллионы этих узорчатых льдинок и составили довольно четкую их классификацию. Несмотря на существование столь же четкой классификации дамаска (отчасти приведенной и в этой статье), можно напридумывать сколько угодно разнообразнейших узоров дамаска. Придумать — но и за сотню жизней не  воплотить их все. И каждый сам отвечает на вопрос – сколько придумать узоров, и каждый сам решает – зачем это ему нужно. И нужно ли вообще…

Леонид Архангельский

http://www.arhangelskie.com/stat_6.html